bookmaster


Мох на северной стороне камня


Сказочная Навля
bookmaster
1656

Халькино озеро
bookmaster
1648

Музей обороны Приэльбрусья
bookmaster

Музей обороны Приэльбрусья — самый высокогорный в мире музей, находящийся на 3500 м. над уровнем моря. В Приэльбрусье проходил самый высокогорный фронт второй мировой войны. Горные перевалы Приэльбрусья являлись ближайшими путями в Закавказье, захватить которые планировали гитлеровцы. В экспозиции выставлено много советского и немецкого оружия, найденного в горах на местах боев в 1942-1943 годах.


Цветной март
bookmaster

Четвертого марта в лесу под Свенью солнечно, разноцветно и мокро. Поляны, открытые солнцу уже почти сухие, но стоит ступить шаг под полог леса — снежный покров все еще превышает 15-20 сантиметров. Лес еще тихий, март — зимний месяц.




1461

Окрестности озера Сылтранкёль
bookmaster

Озеро Сылтран.

Read more...Collapse )

[reposted post]4 дня войны
Основной
colonelcassad
reposted by bookmaster


Документальный фильм "4 дня войны" посвященный 4-х дневной эскалации в Нагорном Карабахе, где Азербайджан пытался отжать у НКР кусок территории.
Стрелять конечно продолжили и после, но основные события происходили именно в вышеупомянутые 4 дня
Read more...Collapse )

ИСУ-Т ОАО «РЖД»
bookmaster
Три странных сокращения, или к чему привело изучение вопроса о случайно увиденной из окна электрички самоходке.

Итак — вводная. В технических дворах железной дороге на улице Западная Аллея стоит очень любопытная машина, которую я изначально определил как противотанковую САУ ИСУ-152. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это не совсем так: в боевой рубке ИСУ-152 стоит орудие (или муляж) гораздо меньшего калибра; на первый взгляд около 100 миллиметров.



После окончания 2 Мировой войны разоружённые ИСУ-152 с заваренной орудийной амбразурой в лобовом листе рубки, под названием «ИСУ-Т» использовались как танковые тягачи, штабные машины, передвижные артиллерийские наблюдательные посты. Некоторое количество таких машин было передано гражданским ведомствам для использования в качестве тягачей или транспортеров в труднопроходимой местности. На железных дорогах СССР/России небольшое количество разоружённых ИСУ-152 использовались, и используются, в восстановительных поездах в качестве кантователей или тягачей при аварийных ситуациях.

В целом ряде источников я прочел, что «… имеются даже неподтверждённые сведения о наличии нескольких таких машин в инвентарном парке ОАО «РЖД»».

Дальнейшее изучение вопроса прояснило, что действительно, в составе ремонтно-восстановительного поезда РЖД находился тягач ИСУ-Т (не позднее 2011 года базировавшийся на станции Сухиничи).

27 января 2011 года тягач принял участие в интересной операции подъема из реки Нерусса артиллерийского тягача времен ВОВ С-65 «Сталинец». Издание «НашБрянск.RU» писало

«По информации пресс-службы МЖД, тяжелый тягач на платформе доставили до станции Холмечи, где он был выгружен и своим ходом двинулся к месту подъема. Сам тягач практически ровесник пленника Неруссы — он был выпущен в 1943 году, переделан из бывшей самоходной артиллеристской установки и передан на баланс восстановительного поезда»

Предполагаю, что судя по установленному муляжу пушки и парадной окраске в настоящее время тягач привели в «боеобразное» состояние для дальнейшей установки в качестве памятника или участия в параде к Дню Победы.


Туманная Дзыхва
bookmaster

Довольно своеобразное фото-путешествие сложилось у меня нынешним летом (2015). В течение шести дней мы поднялись по ущелью Восточной Гумиисты, реки, текущей с отрогов Бзыбского хребта в сторону моря. Последним форпостом цивилизации в ущелье являются два каскада заброшенной Сухумской ГЭС. Здесь же расположено несколько пасек и начинаются практически нехоженые тропы на вершины окружающих хребтов.


Во время грузино-абхазской войны 1992/93 года в этом районе шли сильные бои, многие тропы, ведущие «наверх» были заминированы, в результате чего этот, и так не слишком часто посещавшийся район превратился в «затерянный мир» до недавних пор. Постепенно некоторые тропы были разминированы и на альпийские луга стали ходить пастухи и охотники, что, впрочем, особенно не сказалось на состоянии троп, скажем прямо: они чудовищны! Едва заметные на сухих буковых полянах, они полностью пропадают в огромных, выше головы зарослях доисторического папоротника, а потом внезапно проявляются в виде каменистых желобов, наполненных грязью. Пожалуй, за всю свою практику хождения по горам я впервые встретился с настолько труднопроходимой лесной зоной.


Впрочем все плохое рано или поздно заканчивается, мы вырвались из жарко-влажных объятий субтропического леса и оказались на вполне привычных альпийских лугах с из бесконечными цветами, озерцами и ручьями, снежниками и скалами. Поднявшись на горный массив Дзыхва и пройдя одноименный перевал мы вышли на бесконечно длинный спуск вдоль балки «Рыбной» и через 5 дней оказались на исходной точке. Непосредственно туристическое описание маршрута с картами, точками и приключениями — тема какой-то из будущих публикаций, а сейчас просто серия различных околохудожественных фотографий.


Read more...Collapse )

Кладбище военнопленных в Фокино
bookmaster

Почти 65 лет спустя после окончания Второй мировой войны Эрнст Шён из немецкого города Райне /земля Северный Рейн-Вестфалия/ смог разыскать в России могилу своего отца Рихарда Шёна /1905-1945/, умершего в советском плену. В беседе с корр. ИТАР-ТАСС Эрнст Шён, которому сегодня 75 лет, рассказал, что его отец, работник ткацкой фабрики в Райне, был мобилизован в 1943 году в возрасте 38 лет. К тому времени молодые немцы в основной массе либо погибли, либо оказались в советском плену. Рихард Шён был сразу же направлен на Восточный фронт и во время краткосрочного отпуска в 1944 году рассказал, что некоторое время воевал в районе Днепра. Других подробностей о службе отца Эрнст Шён не знает. Последнее письмо от отца с Восточного фронта, которое получили Эрнст Шён и его мать Эмма, было написано 17 февраля 1945 года. «Мы день и ночь занимаемся погрузкой, потому что начальство бежит — видимо, ему уже стало горячо», — написал Рихард Шён уже из Австрии. Он очень боялся плена, а 21 апреля 1945 года солдат вермахта Рихард Шён действительно был взят в плен.


Первое известие о его судьбе семья получила в 1948 году, когда из советского плена возвратился Франц Рупперт из Мюльхаузена. Он сделал нотариально заверенное заявление, что встретил Рихарда Шёна в лагере военнопленных в городе Фокино, в 30 км от Брянска, входившего тогда в состав Орловской области. Рихард Шён вместе с другими пленными заготавливал лес для местного цементного завода и работал на лесопилке. Он скончался в лазарете лагеря 27 октября 1945 года. Похоронен был на кладбище для военнопленных. А лагерь просуществовал только до 1947 года, после чего был закрыт, и документов о нем осталось очень мало. И хотя Эрнст Шён знал, где прошли последние дни жизни его отца, розыски могилы затянулись на десятилетия. Он написал сотни запросов в различные инстанции в ФРГ и СССР, а затем России, получил ответы из архивов и официальных органов. Однако установить точно, где был похоронен его отец, Эрнсту Шёну так и не удалось.


«Тогда я решил заняться поиском самостоятельно», — говорит Эрнст Шён. В 2005 году он вышел на пенсию и посвятил все свободное время розыскам. Он четыре раза ездил в Россию, побывал в Фокино и Брянске, встретился с десятками людей, которые помнили пленных немцев, работавших в Фокино и других местах, выступил с обращением по областному телевидению. «Я очень благодарен всем русским людям, которые мне помогали», — сказал он. Это декан факультета иностранных языков Брянского педагогического университета профессор Галина Россихина, доцент Ирина Барынкина и ее супруг — доцент Государственной сельхозакадемии Владимир Барынкин, учительница сельской школы под Фокино Лариса Татевосян и многие другие. Вместе с Эрнстом Шёном они искали могилу его отца, выступали в роли переводчиков. Было установлено несколько мест захоронения немецких и венгерских военнопленных, но уверенности в том, что именно там нашел свое последнее пристанище Рихард Шён не было. Пока не помог случай — во время четвертой поездки в Россию. Владимир Барынкин вспомнил, что один из старожилов Фокино рассказывал ему о маленьком кладбище, где когда-то хоронили военнопленных. И это кладбище удалось разыскать. У скромной березовой арки табличка с надписью «Время примирило всех». Местные жители провели потрясенного Эрнста Шёна к могилам и показали руины здания, где жили пленные, а также лазарета, где умер его отец. Было определено точно место захоронения Рихарда Шёна.


В апреле нынешнего года, в канун 65-летия Победы над нацизмом, Эрнст Шён вновь отправился в Россию, чтобы лично принять участие в церемонии установления дубового креста на могиле отца. На кресте медная табличка, на которой на русском и немецком языках написано: «Здесь покоятся жертвы войны различных национальностей» — без указания имени Рихарда Шёна. «Я не хотел выделять своего отца, — сказал Эрнст Шён. — Пусть этот крест будет памятником не только ему, но и другим. Тем, кого родственники еще не смогли разыскать».


© Олег АРТЮШИН.




930

Бор в Баксанском ущелье
bookmaster
902

?

Log in